?

Экспертиза промышленной безопасности, проектирование, сертификация в городе Москве и Новой Москве

04.05.2014 редакция от 24.12.2018

Параллельный мир РЖД

Создаётся впечатление, что электромонтёры живут в иной реальности, где инструкции не имеют силы.

Первоначально в ходе «круглого стола», который состоялся в Челябинске, предполагалось обсудить охрану труда при использовании химических веществ на рабочих местах.

Тем более что именно 28 апреля Международная организация труда объявила профессиональным праздником. Но коррективы в повестку дня внесли два трагических случая, в одном из которых работник получил тяжёлые травмы, а в другом и вовсе погиб. Оба – энергетики.

– Не могу не остановиться на событиях, которые происходят на полигоне дороги в части элект­ротравматизма, – начал заседание главный инженер ЮУЖД Анатолий Храмцов. – Ситуация складывается очень неприятная. Такое ощущение, что мы, как руководители, знаем, что делать в плане безопасности производ­ственных процессов, но донести это до подчинённых не в состоянии. В результате работники упрощают техпроцесс и цена такому упрощению – жизнь. Все мы помним трагедию, которая произошла год назад в ЭЧ-Троицк. Тогда подробно обговорили ситуацию и пришли к выводам, что необходима комплексная программа по ликвидации опасных мест.

Электромонтёр, нарушив инструкции, оказался слишком близко к шинному разъединителю 27,5 кВ и получил удар электрической дугой

Как отметил руководитель, именно год назад принималось решение об устранении таких мест. В их категорию попадали совмещённые посты секционирования, работа по которым ведётся низкими темпами. На тяговых подстанциях опасных мест не выявлено. Но результат – тяжелейшая электротравма в ЭЧ-Орск.

Трагедия произошла 21 апреля. Согласно официальным документам, в тот день бригада тяговой подстанции Разъезд 213 «А» запланировала операции по ревизии многофункционального оптимизирующего устройства. Для этого необходимо было отключить электроустановку, заземлить её и выполнить работу. В процессе один из электромонтёров в нарушение инструкций оказался слишком близко к шинному разъединителю напряжением 27,5 кВ. В результате мужчину поразила мощнейшая электрическая дуга. Специалисты отмечают, что согласно всем правилам запрещено приближаться к частям, находящимся под столь высоким напряжением, в частности к шинному разъединителю, ближе 0,6 метра. С ожогами 55% тела электромонтёр доставлен в больницу Новотроицка.

При расследовании выяснились и другие подробности. Оказалось, что пострадавший выполнял работы без специального костюма, который призван максимально снизить повреждения от воздействия электрической дуги. Более того, у него имелись ограничения на производство операций на высоте по медицинским показаниям. Руководитель работ не обратил на это внимание.

Как признают руководители, чтобы исключить данное рабочее место из числа опасных, всего лишь требовалось перенести шинный разъединитель на отдельную конструкцию.

– Понимаете, чтобы энергетику закрутить болт, приходится отключать всю подстанцию, – продолжил Анатолий Михайлович. – Естественно, здравомыслящий человек такого делать не будет. Вот они, признаки опасного рабочего места. И чтобы исправить ситуацию, всего лишь необходимо поставить рядом одну опору. Здесь никаких капитальных вложений не требуется! Более того, у нас существует целый алгоритм допуска к подобным операциям. Есть инструктаж проверяющий, наблюдающий, допускающий… Каким образом человек без спецодежды и без права работы на высоте туда попал? Если в любом другом случае можно говорить о личной недисциплинированности труженика, то здесь руководители системно подвели к данной травме.

Именно этот случай заставил опять заговорить о проблеме, которую, казалось бы, уже решили, – обеспечение спец­одеждой. И здесь вопрос к её качест­ву. Оказалось, что продукция отдельных поставщиков попросту не выдерживает сроков носки. Электромонтёр не надел костюм только потому, что тот уже пришёл в негодность, несмотря на гарантии производителя. Главный инженер поручил службе электрификации и электроснабжения произвести полную выбраковку одежды. На основании этой процедуры предполагается составить претензию и направить её производителю.

– Действительно, если бы пострадавший находился в качественной спецодежде, то поражения были бы в разы меньше, – отметил руководитель службы электрификации и электроснабжения Андрей Бакланов. – Но костюм висел порванный в шкафчике. Никто из руководителей на местах об этом даже не сообщал. Создаётся впечатление, что руководство дистанций электроснабжения вообще не беседует с сотрудниками на местах, не рассказывает о случаях травмирования, которые происходят на сети. Электромонтёры и механики словно живут в параллельном мире. Мы запланировали в течение квартала силами службы провести собрания с электромонтёрами контактной сети, механиками, монтёрами тяговых подстанций, чтобы непосредственно из первых уст услышать наболевшие вопросы. Хотим выяснить, что толкает их на нарушение правил охраны труда. Все знают, что правила энергетиков написаны кровью. Что касается опасных мест по многофункциональным оптимизирующим устройствам, то на данный момент они сохранились только в Орске и Оренбурге, по четыре на каждую дистанцию. В нынешнем году мы проблему решим.

Следующий смертельный случай пока не отнесён к категории производственного травматизма, поскольку трагедия произошла в нерабочее время. Тем не менее произошедшее событие ставит перед руководителями новый вопрос: чем занимаются подчинённые после трудового дня и как используют оборудование компании?

Трагедия произошла 24 апреля в ЭЧ-Магнитогорск. В тот день бригада высоковольтных испытаний работала с изолирующими съёмными вышками на ЭЧК-69. Около пяти часов дня бригада сообщила о выполнении работ, что подтверждается регистратором переговоров, и выдвинулась на спецмашине в сторону дистанции электроснабжения на базу ремонтно-ревизионного участка.

Далее подробности выясняли уже правоохранительные органы и соответствующая комиссия. Оказалось, что один из испытателей подрабатывал в садоводческом некоммерческом товариществе «Калибров­щик-2».

Он и предложил коллегам заехать туда и, по просьбе председателя, провести испытания трансформаторной подстанции 10 кВ. Как сообщили участники событий следствию, якобы всё происходило на добровольных началах, бесплатно, «по знакомству». После проведения испытания они погрузили провода в автомобиль-лабораторию и приступили к сборке ошиновки трансформатора без наложения переносного заземления. В результате один из членов бригады попал под напряжение. Выяснилось, что при подготовке рабочего места энергетики недоотключили выключатель нагрузки.

«Эти люди не имели навыков подготовки рабочего места к высоковольтным испытаниям. За них это всегда делал обслуживающий оперативно-ремонтный персонал. По сути, сотрудники взялись за несвойственную для них работу», – говорится в официальном сообщении с региона.

Прибывшие на место медики констатировали смерть.

– Сегодня почему-то наши специалисты решают, что им можно делать всё, что захочется, – сказал главный инженер. – И, особенно, используя основные фонды ОАО «РЖД» в свободное от работы время. Насколько мне известно, официальная цена испытания трансформатора с привлечением сторонней организации – пять тысяч рублей. К сожалению, в данном случае это цена человеческой жизни.

Продолжая тему электро­травматизма, начальник службы охраны труда и промышленной безопасности Александр Илюшкин отметил, что проблема касается не только энергетиков. Так, 2014 год начался со случая, когда контактный провод в 27 кВ задел проводник вагона Дирекции по ремонту пути. Только чудом он остался жив. Имелись случаи травмирования и в локомотивном хозяйстве.

– Проблема глобальная, – подчеркнул Александр Викторович. – И сегодняшний разговор актуален ещё и в преддверии проверок подразделений ОАО «РЖД» Ростехнадзором, которые будут проводиться под контролем правительства РФ. На дорогу направлены соответствующие телеграммы из Москвы. Рассылала соответст­вующие документы и служба охраны труда и промышленной безопасности, разработан перечень вопросов, на которые необходимо обратить внимание. Несмотря на это, ряд дирекций подошли к важной работе недобросовестно, что говорит об уровне дисциплины. Отсюда и порочная практика производства работ с нарушениями, которые становятся нормой. Причём такое происходит с молчаливого согласия руководства не только среднего, но и высшего звена. Руководители предприятий электроснабжения не хотят вскрывать рабочие места с опасными факторами, поскольку надо будет работать над их устранением. А вскрыв, никто не следит за их ликвидацией.

После собравшиеся вернулись к начальной теме «круглого стола». Так, об использовании химических веществ на рабочих местах лаборатории экологического контроля рассказала начальник Центра охраны окружающей среды Оксана Черноволова, а опытом организации безопасных условий труда и охраны труда работников баз топлива поделился главный инженер Челябинской дирекции материально-технического обеспечения Денис Подрезов.

Но особую дискуссию вызвало выступление заместителя начальника службы коммерческой работы в сфере грузовых перевозок Игоря Вараюня. Главный инженер напомнил печальный опыт железнодорожников по ликвидации последствий ЧП с бромом в 2011 году. Именно тогда выяснилось, что договор с предприятиями, которые могут принимать те или иные химические вещества, выполняется не в полной мере. Как оказалось, вопрос практически не решён и сегодня. Существует порядка 25 позиций грузов, которые в случае ЧП непонятно куда перекачивать и как утилизировать. Анатолий Храмцов предложил поднять соответствующий вопрос на комиссии по чрезвычайным ситуациям.


Разделы сайта, связанные с этой новостью:

« все новости


Ваш комментарий